«Пока, брат!»

 Проводы!.. Много лет наблюдаю их своими глазами, и, знаете, а ведь ничего не меняется! В день отправки у военкомата все тот же «базар-вокзал» – десятки машин и микроавтобусов с родней призывников, столы на капотах машин, танцы, прощания, напутствия… Призывники, правда, немного другие – в основном постарше, чем те, прежние, что были все как на подбор восемнадцатилетние, не бритые «под ноль», и одеты все в новую с иголочки форму. И довольные! Вот действительно, радостные такие, как будто вместе с повесткой вытащили выигрышный лотерейный билет. И такие же радостные их родные. Мамы и бабушки, правда, суетятся, вздыхают, тревожатся, но им положено. Старшие провожают с гордостью, ровесники – с завистью.
 Семья Володиных из селения Черная Речка Урванского района провожает 20-летнего Алексея. Тут мама, сестра, бабушка, дядя… 
- Лешка еще в детстве хотел военным стать, но не получилось, - делится дядя. – А в армию собрался сразу, как 18 исполнилось. Просил, чтобы забрали, еще когда в автодорожном колледже учился, но ему в военкомате сказали: доучись, диплом, права категории С получи и приходи. А когда с дипломом и правами пришел, ему снова говорят: «Иди в ДОСААФ учиться на категорию Е». Получил он эти права – и снова в военкомат: возьмите! В общем, он их так всех достал, наверное, что они его призвали служить, наконец. Девушка? Есть у него девушка, но она в Москве учится, сейчас не смогла приехать. Но думаем, дождется, они уже три года вместе, подумаешь, год подождать. 
 Леша с сестрой рассматривают «симки», выданные в военкомате: «Три, представляете?! Их сейчас можно раздать родным и по всем бесплатно звонить из части!»
 Семья Колебатовых из с. Анзорей Лескенского района, пожалуй, чемпионы по количеству провожающих на одного призывника. Проводить Беслана – сына, брата, племянника и т.д. их приехало больше 30 человек! Проводы отмечают «по хабзе» – старшие мужчины за столом, сооруженным и накрытым тут же, у сборного пункта, женщины – отдельно, молодежь – отдельно. Рассказывают, что «Беслана не с первого раза взяли, пока отучился, пока права получил, а ведь ему 24 уже…», зато теперь он «отслужит достойно, как все мужчины в нашем роду», и как хорошо было бы, если бы он после службы еще и по контракту пошел служить, ведь «в селе работы нет почти, только сезонная, а в армии служить – самое то! – и работа хорошая, и зарплата!»
 Самого новобранца я нахожу в кругу друзей. Они явно считают его счастливчиком. Рассказывают наперебой, с долей обиды в голосе, что «не инвалиды же, и права есть, а в армию не забирают почему-то! Конечно, хочется! Время идет, вот некоторым 26 уже, а не берут! Тут нас сейчас сколько, видите? Никто не служил еще, хотя всем хочется, и только Беслану так подфартило!»
Нальчанина Астемира Назранова пришли провожать родные, друзья и девушка. 
- А где девушка? – интересуюсь.
- Да она там, в машине сидит, плачет, - охотно объясняют друзья. – К родственникам выйти стесняется.
У бойких друзей Астемира собственная срочная служба позади, сейчас один «дембель», второй – контрактник. Со знанием дела рассказывают все преимущества службы на Северном Кавказе:
- От дома недалеко, зарплата в разы больше, в средней полосе России рядовой 2 тысячи рублей получал, а во Владикавказе, например, уже 10 почти. А если часть хорошая, то все хотят по контракту остаться. Астику если повезет с частью, может и там остаться, а может и вернуться домой, здесь, в другой части контракт подписать. А что, у него все нормально: «вышка» есть, он КБГУ закончил, в ДОСААФ   отучился, права категории С получил. Сейчас срочную пройдет – можно на контракт.
 На площадке у сборного пункта проводы в разгаре – тосты, танцы, фото на память. Ох, уж эти фото!.. Обилие разных гаджетов делает из простого «фотограф щелкает, и птичка вылетает» целый ритуал. Сначала с «виновником торжества» фотографируются старшие рода – степенно, солидно, не торопясь. Потом мамы, папы, сестры, братья и прочие родственники: маленькие дети – на руках, на передний план, мужчины – сзади, женщины – по обе стороны от призывника. И, наконец, фото с друзьями – с шумом и смехом, толкаясь и дурачась. Обязательно – видео, с короткими пожеланиями и комментариями. Стены, заборы, гаражи исписаны «автографами» призывников и пожеланиями их друзей. Девчонки «селфятся» у надписи «Пока брат» (да, именно так, без знаков препинания). Мужчины «в возрасте» вспоминают, «как было раньше»:
- Пока нас в военкомате брили и переодевали, наша родня и друзья у речки сидели, нас ждали и проводы отмечали. У речки красиво было, не то, что здесь…
- Здесь, конечно, неудобно очень. Вот думаю: если все равно известно, что здесь призывников часами будут ждать, потом еще час-два с ними прощаться, выпивать, закусывать, то-се…неужели хоть один туалет поставить нельзя? Разве это культурно?
- Зато сейчас пьют меньше. И без драк. У нас, помню, были…
- А еще у нас плакали – и мамы, и девушки, а сейчас никто не плачет. Сейчас провожают – радуются, встречают – радуются. Хорошо!

Гюльнара Урусова, фото автора.

Свежие номера газет Советская молодежь


12.09.2018
05.09.2018
29.08.2018
23.08.2018