Бегиев: метод и требования

 В глазах многих современных зрителей представление о большей части молодых артистов ассоциируется со стремлением к популярности и участием во всех мало-мальски значимых проектах. Актер Балкарского государственного театра им. Кулиева Заур Бегиев является редким исключением из такой тенденции. Более того, он никогда и не мечтал о сцене, несмотря на то, что жизнь его с раннего возраста была с ней связана.
 А получилось все случайно. Мальчик учился в третьем классе, когда прославленный хореограф Мухтар Кудаев, создававший в школе №16 танцевальный ансамбль, проводил набор участников. За компанию с почти всеми своими одноклассниками худенький мальчик записался в коллектив, старался, добросовестно отрабатывая все положенное на репетициях, пока не услышал от Мухтара Чукаевича слова: «Ты бы лучше футболом занимался!»
 Излишне говорить, как обидно было слышать такое, и Заур бросил танцы. Но затем вернулся благодаря маме: «Вот ансамбль дает свой первый концерт. А я стою за кулисами вместе с мамой, которая работала у нас в школе поваром, смотрю, как танцуют мои друзья, и тут мама говорит: «А ведь мог бы сейчас не просто тут стоять и смотреть, а сам выступать. Но ты же никогда до конца начатое не доводишь, все бросаешь!» Это меня так зацепило, так захотелось маме доказать, что я все смогу, что пошел и снова записался, и очень скоро добился значительного прогресса: раньше приходил на репетиции, позже уходил, и дома постоянно занимался».
 Решимость доказать в первую очередь маме, а уж потом и себе, что ему по силам справиться с любой поставленной целью, принесла юному танцовщику и признание самого мэтра: менее чем через год Кудаев перевел Бегиева в состав своего главного ансамбля «Ас-Алан». С этим коллективом Заур участвовал во множестве концертов, гастролей, в том числе и зарубежных.
 А вот участие в значимых хореографических конкурсах пришло на следующем творческом этапе юноши, когда он стал танцором ансамбля «Асса», которым руководил Каншао Соттаев. В составе коллектива мальчик отправился на всероссийский смотр детских образцовых ансамблей. В непростом творческом соревновании – конкурс длился неделю, и каждый день жюри работало по 6-8 часов, просматривая тысячи танцоров со всех концов страны, – «Асса», не имевшая до этого никаких регалий, завоевала звание образцового коллектива РФ. Позднее Бегиев вместе с коллективом становился лауреатом и международных конкурсов.
 Закономерно, что свое взрослое будущее юноша видел именно в танцах и после окончания школы собирался поступать на хореографическое отделение Северо-Кавказского государственного института искусств. Но планы были нарушены тем, что именно в год получения Зауром аттестата вуз на эту специальность набор не осуществлял.
 «Конечно, было ощущение полной растерянности, так как я готовился только на хореографию нашего института, и что делать дальше, просто не знал, - воспоминает он. – И когда дядя предложил поступать в Воронежское пожарно-техническое училище, после первого недоумения я решил воспользоваться этим шансом. Но мой друг детства и сосед Даниэль Кайгермазов, с которым у нас были по-настоящему братские отношения, всегда хотел быть актером и начал уговаривать меня поступать вместе с ним в СКГИИ на актерское. Моей маме, мысль, что я могу уехать куда-то далеко, очень не нравилась, поэтому эта идея пришлась по душе. Она попросила меня сдать документы вместе с Даниэлем, подчеркнув, что если учеба не понравится, то на следующий год я смогу поступить на хореографическое отделение».
Заур не скрывает, что только это поддерживало его и при поступлении, и первое время учебы в вузе, так как, несмотря на богатый сценический опыт в танцевальных ансамблях, он был невероятно застенчивым человеком. Язык танца был ему близок и понятен, а вот вербальное общение на сцене под пристальным взором зрительного зала чуть ли не приводило его в ужас. Кроме того, он, оказывается, шепелявил, во что сейчас просто не верится, а тогда вызывало дружеское подтрунивание от старших студентов.
 Упорство и желание преодолевать появляющиеся препятствия, а не пасовать перед ними, помогли не только избавиться от недостатков, но и привить интерес к актерской профессии. Так что, когда после первого курса администрация вуза предложила Бегиеву перевестись на хореографическое отделение, он отказался. Правда, сам молодой человек видит в этом преимущественно заслугу мастера своего курса, заслуженного артиста РФ Басира Шибзухова, сумевшего найти ключ к душе своего студента и оценить весь его немалый потенциал.
 А после третьего курса, когда Зауру предложили работать педагогом детской хореографической студии открывшегося в родной Хасанье Дома культуры, он настолько увлекся новой педагогической деятельностью, что был готов бросить институт, но именно Басир Данилович отговорил его. 
 Более того, запрещавший любые подработки студентам, чей учебный день длился, без преувеличения, с утра и до бесконечности, Шибзухов разрешил Бегиеву продолжать работу со студией. Кстати, воспитанники популярного детского коллектива, известного как образцовый ансамбль детского танца «Басият» под его совместным с Анжелой Мусукаевой руководством добились больших успехов. А еще Заур умудрялся работать в Государственном фольклорно-этнографическом ансамбле «Балкария» – главным образом, для повышения своего педагогического мастерства, чтобы передавать полученные в ГФЭАТ секреты профессионализма и тренды хореографии детям.
 Однако так случилось, что уход из хореографии как в качестве танцора, так и наставника, совпал у Бегиева с созданием семьи. А вскоре директор Балкарского госдрамтеатра Мажит Жангуразов, узнав о молодом выпускнике актерского факультета СКГИИ, всеми правдами и неправдами – через друзей, родственников, семью и даже администрацию Хасаньи стал уговаривать Заура работать по полученной специальности (нельзя не отдать должное Мажиту Байдулаховичу, постоянно думающему о перспективах театра и пополнении его состава молодыми кадрами).
 И хотя сам Заур считает, что на тот момент его звали в театр, просто потому что никого другого не было, скорее всего, эта настойчивость директора объяснялась его интуицией и прозорливостью. Ожидания полностью оправдались за считанные месяцы, когда «выстрелила» постановка Магомеда Атмурзаева «Ревизор», в которой взошла новая звезда – актер Заур Бегиев. Хотя на тот момент у молодого артиста в профессиональном активе были один эпизод с тремя фразами из спектакля «Нарт Ерюзмек» и две роли в детских сказках, Хлестаков Бегиева (фото слева) поражал своей достоверностью и органичностью, словно переместившись из XIX века. Правда, сам артист не считает его каким-то особым достижением, утверждая, что Лука Лукич, над образом которого он работал первоначально, получился у него намного лучше. Да, чиновника из Петербурга должен был играть однокурсник Заура по СКГИИ Аубекир Мизиев, как раз поступивший в ГИТИС на режиссерский факультет. А сам Бегиев так и вовсе подумывал уйти из театра, в основном, по материальным соображениям, считая, что приоритетом для мужчины должно быть достойное содержание своей семьи, а не творческие искания. Не имея никакого опыта в сельском хозяйстве, он решил уволиться и заняться… мясо-молочным производством, о чем и сообщил директору. Тот предложил поистине соломоново решение: взять на летний период отпуск без содержания, за время которого и определятся дальнейшие планы.
 В сентябре, когда Заур вернулся из отпуска, его просто поставили перед фактом, что в предстоящей декабрьской премьере Хлестакова будет играть он. Несмотря на всю искренность артиста, с трудом верится, что работа над первой главной ролью в карьере ему давалась непросто, настолько живым и убедительным получился образ. 
 Что касается бизнес-карьеры Бегиева, то и она тогда получила свое счастливое начало. Прочитав множество специализированной литературы, обратившись к интернету, послушав советы опытных людей, он сумел наладить откорм бычков, причем только с собственными сбережениями и помощью матери, не прибегая к кредитам. Бренд «Бегиевские молочные продукты», начало которому было положено в 2013-м, пользуется заслуженной любовью и популярностью среди любителей сыра и айрана.
Как ведение собственного дела, так и природная избирательность Заура способствуют тому, что сыгранных ролей у него пока немного. Зато почти половина из них главные! Впрочем, не всем из них перфекционист Бегиев дает высокую оценку. Так, например, он недоволен своей ролью Султанбека Абаева в спектакле «Летящая звезда», вместе с тем парадоксально отмечая, что именно эту свою творческую неудачу он ценит намного выше, чем успех Хлестакова: «Я начал осознавать, что в чем-то разбираюсь, что мое личное мнение, видение в конечном итоге оказываются верными. И мне стало нравиться, что я могу сам докопаться до сути образа».
 Анализ образов и ситуаций в последние годы вообще стал любимым занятием Заура, который, даже не будучи активно занятым в репертуаре, приходил на репетиции и спектакли, смотрел, обдумывал, прорабатывал увиденное внутри себя и спорил с коллегами, особенно с Людмилой Бечеловой. И эти дискуссии с бесконечно уважаемой им актрисой мощного дарования, мнение которой всегда для него значило очень много, являются достаточно эффективными тренингами.
 Эта своеобразная система творческого анализа и сократического метода держали молодого артиста в тонусе даже в период простоя. Неслучайно, когда Бегиева ввели на замену в постановку Романа Дабагова «Доктор философии», режиссер спросил, где до сих пор прятали такого актера. Чуть позже Дабагов разрешил ему полностью поменять трактовку образа Велимира, в которую не внес никаких своих последующих дополнений и изменений.
 А в марте этого года Роман Каральбиевич в тандеме с Аубекиром Мизиевым представил постановку «Ажашханла» («Потерявшиеся» или «Заблудившиеся») по роману Чингиза Айтматова «И дольше века длится день»/«Буранный полустанок». Главным требованием Дабагова было условие, что Бегиев сыграет роли Жоломана и Сабитжана. И эта двойная ставка оказалась выигрышной.
 Сам Заур говорит, что с первого дня работы над спектаклем его поразил ранее невиданный уровень постановки, абсолютно новый, непривычный и непохожий ни на что. По его словам, было очень сложно: Дабагов требовал полностью отказаться от какой-либо театральности, а это давалось с огромным трудом. 
 Но результат, как бы критично ни оценивал его сам исполнитель, стоил того – настолько яркими получились два совершенно разных образа. 
Минимум слов, безукоризненное выражение гаммы эмоций – от накала до полного безразличия и сломанной души, вкупе с великолепной пластикой профессионального танцора и по-настоящему потрясающая выносливость, особенно впечатлявшие в сцене измывательств – таков Жоломан (фото справа) из стародавних времен.
 Гневный, мятущийся пустоцвет Сабитжан из века двадцатого, сломанный моральный компас которого указывает в противоположную от традиционных нравственных ценностей сторону, говорит много и чувства выражает по широкой эмоциональной шкале: устало, растерянно, озлобленно, высокомерно. 
 Вообще все воплощаемые Зауром герои всегда разные, не похожие друг на друга, и всегда запоминающиеся. Чем, вероятно, обязаны все тому же подходу Бегиева, являющегося категорическим противником канонизированной системы Станиславского, ограничивающей творческую свободу актера. И хотя в определенных кругах подобное мнение со стороны молодого артиста может показаться чуть ли ни кощунственным, прямой, искренний и не терпящий несправедливости ни в каких проявлениях молодой человек не боится его выражать. 
 Как не побоялся возразить режиссеру, требовавшему, чтобы еще до начала подготовки над «Потерянными» Заур прочитал все произведения Айтматова. Не потому что ленился читать, а потому что не считал это необходимым для лучшего постижения своих героев.
 Он не боится критиковать и сложившееся положение вещей в театре, и публику, перед которой никогда не заискивает, не ищет ее расположения. Он хочет иметь взаимоуважительные, партнерские отношения, благодаря которым зрители не позволят себе опаздывать, общаться по телефону, смеяться, есть, переговариваться даже во время проникновенной сцены поминального молитвенного обряда, или приводить на серьезные спектакли, требующие максимальной мыслительной и эмоциональной концентрации, маленьких детей.
 Но самые большие требования и суждения молодой талантливый артист Заур Бегиев предъявляет к самому себе, что не может не подкупать и не внушать уважение, а вместе с ним и ожидания новых, больших, интересных работ.

Наталия Печонова. Фото Татьяны Свириденко.

Свежие номера газет Советская молодежь


08.05.2019
06.05.2019
24.04.2019
17.04.2019