Между белым халатом и военным кителем

 В коридоре эндокринологического отделения ГКБ№1 толпятся пациенты в ожидании начала занятий. Уже не первый год в отделении действует хорошая практика – раз в неделю здесь проходят занятия «Школы диабетиков». Пациентам доступно и подробно объясняют все вопросы их недуга, учат правильно жить и питаться, оказывать себе первую помощь и т.д. У дверей «старожилы» отделения вводят в курс новичков: «Все, что доктор будет говорить, слушайте. А еще лучше – записывайте. Это все очень нужно, а доктор – просто умница, хоть и молодая!»
 Врач-эндокринолог Софиат Сижажева, доктор действительно молодой – всего два года стажа. Кроме того, она – молодой ученый, молодой педагог, а вне работы – молодая жена и мама. Но молодость, как известно, как раз тот недостаток, который с возрастом проходит. Зато сколько достоинств! Софиат удивительно удачно умеет и успевает все совмещать: постоянную учебу (ее кандидатская диссертация почти готова и ждет предзащиты), работу, научно-исследовательскую и преподавательскую деятельность и заботы о семье. В 2015 году она стала обладателем гранта по программе «УМНИК» от Фонда содействия инновациям за разработку научно-исследовательской работы по борьбе с ожирением.
- Я решила разработать специализированную посуду для похудения, которая бы учитывала все диетологические рекомендации, - рассказывает Софиат. – Посуду для пациентов эндокринологического профиля с избыточной массой тела и для всех, впрочем, кто хочет сбросить вес, правильно питаясь. В наборы посуды будут входить тарелка диаметром 15 см, разделенная на секции, с указаниями названий разрешенных продуктов, чашка объемом 200 мл и супница объемом 300-350 мл. Кроме того, отдельным набором будут выпускаться специализированные контейнеры с готовыми отсеками, имеющие выгравированные названия допустимых продуктов, с герметичной крышкой для удобной транспортировки и использования на рабочем месте, и бутыли разных объемов (1,5 и 2 л). Продукт планируется изготовить из жаропрочного стекла и пластмассы, не содержащей меламин. Это сырье является дешевым и доступным материалом. Жаропрочное стекло и пластмасса не способствуют изменению вкусовых качеств продуктов, а также не вызывают аллергической реакции. 
Мною были проведены научные исследования: отобраны пять пациентов эндокринологического отделения – женщины с ожирением 3 степени. Им были предоставлены специально созданные тарелки и даны инструкции по их использованию. Спустя 6 месяцев после исследования получено достоверное снижение массы тела в среднем на 7,4 кг, снижение уровня гликемии на 3-4,3 ммоль/л. Полученные данные были отражены в статьях, опубликованных в журналах, рецензируемых ВАК и Scopus, часть этих данных получила отражение в моей диссертации. В прошлом году нами получена патентная защита «ноу-хау» на изобретение. Сейчас готовятся пробные образцы изделий, которые уже скоро будут применены. Сначала в рамках «Школы диабета», а после уже как коммерческая идея.
- К разговору о вашей научно-исследовательской работе мы вернемся. Давайте с самого начала начнем: где вы родились, где учились, почему выбрали профессию врача…
- Родилась я в Белоруссии, школу закончила в Казахстане – на Байконуре… Для ребенка из семьи военнослужащего это нормально. У меня папа офицер, мама – врач, терапевт, нам часто приходилось переезжать. Но мне не доставляло это особых неудобств, у меня вообще было замечательное детство благодаря моим родителям. Несмотря на все тяготы кочевой военной жизни, они как-то умудрялись жить так, что в нашей семье всем всегда было уютно и комфортно и как-то… надежно, что ли… У каждого была своя социальная роль, свое «амплуа»: папа – глава семьи, защитник, опора, беспрекословный авторитет, мама – это тепло, уют, забота. Я, единственный ребенок в семье, – такая домашняя девочка, для которой родители – кумиры, люди, создавшие идеальную, на мой взгляд, семью.
 Байконур – место особенное, знаете, такой островок Советского Союза в лучших его проявлениях – сплоченность, взаимовыручка, классическая советская школа с прекрасными учителями. Я закончила школу в 2008 году, в России тогда выпускники уже сдавали ЕГЭ, а мы не знали, что это такое, что такое тесты. Мы изучали мировую художественную культуру, риторику, очень интересно и глубоко нам преподавали историю, учили размышлять, дискутировать. В старших классах школы я была таким «рафинированным» гуманитарием. Но при этом уже в выпускном классе была твердо уверена, что в будущем обязательно буду носить форменную одежду. Как мама или папа – военный китель или белый халат. Родители дали мне свободу выбора будущей профессии, но мягко подвели к тому, что для девочки белый халат все же предпочтительнее кителя.
 Школу я закончила с серебряной медалью, приехала в Нальчик и подала документы на медфак КБГУ. Да, у меня была возможность выбрать любой медицинский вуз или факультет страны, но КБГУ был выбран моей семьей осознанно. По многим причинам. Не последнюю роль сыграло, конечно, то, что моим родителям, остававшимся на Байконуре, было спокойнее, если их дочь живет и учится под опекой и присмотром близких в их родном городе. Но, кроме того, мама всегда считала медфак КБГУ очень сильной школой для будущего врача. Конечно, при условии, что этот будущий врач действительно стремится получить знания. Мама начинала учиться в КБГУ, заканчивала медфак в Минске. Ее минские педагоги восхищались той базой, что она получила в нашем университете. Впрочем, у меня вскоре появилась возможность убедиться в этом всем лично – я сдала здесь ЕГЭ и поступила на медфак на бюджетной основе.
- Вот теперь можно переходить к вашей научно-исследовательской работе, ведь она у вас началась именно в университете, правильно?
- Да, с самого первого курса! Моя первая научная работа была на первом же курсе и темой ее была… история России, столыпинские реформы. Не удивляйтесь. У первокурсников еще мало знаний для исследований по профилю, а мне уже хотелось что-то «исследовать», что-то «творить». Школьное увлечение историей сыграло свою роль. Но уже со второго курса все мои научно-исследовательские работы были на медицинские темы – по физиологии, клинической фармакологии, педиатрии. По самым разным темам – о мифах и правде, касающихся рекламных медпрепаратов, о статистике неонатальной гибели в республике… За время учебы у меня вышло более 10 научных работ в разных научных журналах, в том числе и ВАКовских. Я старалась не пропускать медицинских научно-практических конференций, на которые приглашали студентов, была волонтером, разъезжая по школам с лекциями о вредных привычках, после четвертого курса при этом вышла замуж, на шестом родила сына, получила красный диплом, начала писать диссертацию... Потом ординатура, интернатура, рождение дочки...
- Муж – военный? Вы же хотели, чтобы у вас все было «как у родителей»!
- Ну, совсем уж точно не получилось. Муж – врач. Мы познакомились, когда я училась на втором курсе, а он уже заканчивал учебу. У нас был очень сильный курс, увлеченный, интересующийся. Да и на других было много таких студентов. Весь медфак тогда находился в одном здании, студенты все друг друга знали. Взаимовыручка была замечательная: за конспектами лучших студентов шла «охота», за ними очередь стояла, чтобы просто переписать. На каждом курсе были свои «асы» – студенты, отлично знающие тот или иной предмет. Их можно было уговорить на «лекцию» – те, кто пропустил, недослышал, недопонял или просто хочет закрепить пройденный материал, собирались и слушали объяснение такого «аса» – чаще всего старшекурсника. Мой будущий тогда муж был таким «асом» по анатомии, мы познакомились на одной из его «лекций». 
- Софиат, а почему именно эндокринология?
- Изначально – терапия. Я «как мама», да. Когда только начинала учиться, знала, что выберу себе специализацию «теоретическую», где не надо «работать руками», как в хирургии или акушерстве, например, но надо много знать, помнить, думать, сравнивать, изу-чать… Примерно по этому же принципу я и эндокринологию выбрала – это сравнительно молодая специальность, которая развивается, изучается, здесь постоянно совершаются новые открытия. Немалую роль в моем выборе сыграли и мои педагоги-наставники Инесса Борисовна Журтова, Мурат Анатольевич Уметов, Венера Мухамедовна Тарчокова, Галина Владимировна Евтушенко. И именно благодаря им у меня сначала возникло, а потом реализовалось желание преподавать на кафедре. Я действительно делаю это с огромным удовольствием: мне очень нравится узнавать что-то новое – а преподаватель всегда должен быть в курсе всех новостей в той области, в которой он читает лекции или ведет практические занятия. Нравится делиться своими знаниями и видеть, как ими пользуются. Преподавание, научная деятельность – это то, что имеет в своей основе творческое начало, без этого никак! 
- Многие педагоги – как школьные, так и вузовские – часто признаются, что работают только «для группы лиц», не бывает такого, чтобы вся аудитория была заинтересована в преподаваемом предмете, по меньшей мере, половина ее – равнодушные «троечники», на уроках или лекциях не слушающие преподавателя или не слышащие его. Почти везде есть такие учащиеся, которых совершенно не интересует предмет, их «лишь бы не доставали и не отчислили»! Как ни обидно, но на медфаке такие тоже есть. Как вы реагируете на таких, как с ними уживаетесь? 
- Конечно, есть такие в любой аудитории! И все же на медфаке больше по-настоящему заинтересованных в получении знаний студентов, чем просто «присутствующих». Я твердо уверена в том, что преподаватель должен сделать все от него зависящее, чтобы заинтересовать в своем предмете всю аудиторию. И я стараюсь это делать. Даже занятия по клинической фармакологии, где надо запомнить дозировки препаратов – очень скучное и сложное занятие, – стараюсь сделать интересными. Но признаю: удается не всегда, случайные люди, которым не интересно учиться, увы, есть и на медфаке. Но как преподаватель я категорична и принципиальна в том, что «на халяву» ни один студент-медик не должен получить ни зачета, ни допуска к экзамену, ни оценки на экзамене. Пропускаешь занятия? Не учишь? А допуск к экзамену хочешь? Отработай! Все, до единого занятия! Я стараюсь донести до студентов: вы выбрали не тот факультет, где можно недоучить, недопонять, пропустить, схалтурить, в вашей профессии потом не будет: «Ой, я не знаю что делать, потому что я в универе эту лекцию пропустил». Ну, или не выучил. Именно у вас и только у вас, ценой одной пропущенной лекции может быть человеческая жизнь. Да, в конце концов, может, этот горе-студент, которого я пожалела на экзамене или зачете, завтра будет лечить меня или моих родных. Я не хочу так рисковать! 
- Традиционно – о своем будущем. Как вы его видите? Возьмем ближайшее, не будем о далеких перспективах.
- Защитить кандидатскую и сразу начать работать над докторской. Это на ближайшие несколько месяцев.  Дальше: начать выпускать свою «посуду для похудения», возможно, заниматься новыми исследовательскими проектами, вне диссертации или параллельно с ней. И – обязательно – больше времени проводить с семьей, с детьми. Я хочу сама учить их читать и писать, водить на развивающие занятия, читать книжки и просто говорить обо всем на свете, хочу видеть, как они растут, взрослеют. Нет-нет, это все у нас и сейчас есть, но мне бы хотелось, чтобы этого было еще больше. Семьи, общения с ней никогда не бывает много. По крайней мере, мама меня так учила.

Подготовила Гюльнара Урусова.

Свежие номера газет Советская молодежь


06.12.2017
29.11.2017
22.11.2017
15.11.2017