«Здесь нужно рисовать звуком»

 «Программу радио Кабардино-Балкарии продолжает передача для лиц старше шестнадцати лет. Здравствуйте, дорогие радиослушатели, у микрофона Ибрагим Хаджиев и Ислам Макоев», - так начинается радиоэфир, пожалуй, самого узнаваемого в республике дуэта ведущих. Брутально низкие голоса, харизма, свой «запатентованный юмор» Ислама и Ибрагима – все это в совокупности стало визитной карточкой волны 99. 5 FM. Они не только нравятся слушателям, но и выигрывают со своими проектами во всероссийских конкурсах, к примеру, в 2015 году они стали обладателями премии «Хрустальный микрофон». Сегодня они выступают в непривычном для себя качестве – не авторов, а героев, интервьюируемых, не задают, а отвечают на вопросы – о себе, о своем сотрудничестве и о радио в целом. Впрочем, как и в эфире, выступают они слаженным дуэтом.
 Ибрагим Хаджиев: Я парень высокогорный. Родился и вырос в Тырныаузе, учился в 6-й школе. Мои родители оба бухгалтеры, а меня с детства тянуло к журналистике. Как только научился писать, стал выпускать дома газету «Семейные новости». Выходила она недолго... ее прикрыла «власть» в виде моих родителей, решив, что там слишком много правды. В общем, цензура «задушила» мое издание. Мне очень нравилось писать. За сочинение у меня было, грубо говоря, 5/2: пятерка – за композицию и фантазию, двойка – за ошибки, так как я часто задумывался, увлекался, иногда не дописывал слова. Было время, даже публиковался в местной газете. Еще я очень любил играть в футбол, с третьего класса состоял в городской команде. Поэтому, учитывая свои увлечения, мечтал стать либо футбольным комментатором, либо спортивным журналистом.
 Ислам Макоев: Он до сих пор очень хорошо играет. Недавно наша команда от радио участвовала в футбольном матче, организованном МЧС. Наш Ибрагим был на острие атаки. Что касается меня… Родился в Нарткале, в очень «правильной», по меркам Советского Союза, семье, в которой папа – милиционер, мама – учительница. Моя творческая жизнь началась так: мне понравилась одна девушка, причем на три года старше меня. Она ходила в литературный кружок. А для того, чтобы туда попасть, нужно было написать хороший стих. Я и написал…своеобразное стихотворение. Думал тогда, что это новое направление в поэзии. Но руководитель литературного кружка мое стихотворение раскритиковал, правда, добавил, что у меня «есть литературное чувство». Потом-то я понял, что он это всем говорит, чтоб не обидеть. Так или иначе, но меня приняли. Девушка походила в кружок две недели и уехала в Москву, а я остался. Стихи писал, выступал на литературных вечерах, играл в КВН. На одном из мероприятий меня заметила руководитель городского Молодежного экспериментального театра-студии Галина Сапрыкина и взяла к себе актером. Галина Михайловна талантливый режиссер и очень хороший специалист в области актерского мастерства, я многому у нее научился. Я даже могу ее назвать своей «театральной мамой». Кстати, под руководством Галины Михайловны наша труппа участвовала в Дельфийских играх, где мы взяли второе место. В спектакле, с которым мы выступали, я был в главной роли. Но когда пришло время выбирать профессию, захотел пойти по стопам родителей. Собирался стать милиционером, но папа отговорил. Позже, так как мама преподавала биологию, появилась мысль стать хирургом. Но в девятом классе передумал. Сейчас шучу на тему, сколько я жизней спас тем, что все-таки не пошел в медицину.
- В итоге вы оба поступили на журналистику?
И.М.: Если бы… Когда я повторно задумался о том, кем же все-таки стану, уже учился на четвертом курсе КБГСХА по специальности «бухучет».
И. Х.: Да, учиться мы оба пошли не по интересам, как и многие наши сверстники, – туда, куда было легче поступить. Мои родители понимали, что меня интересовала журналистика. Но в вузах республики на тот момент такой специальности не было, а в Москву меня побоялись отпускать. Поэтому поступил в КБГСХА на специальность «торговое дело». Она была ближе всего к журналистике – мы изучали PR и маркетинг – все что нужно для того, чтобы «продать», а ведь это одна из функций медийного рынка.
- Так вы учились в одном вузе? Там познакомились?
И.М.: А вот как раз таки нет! Когда мы были студентами, друг друга не знали, хотя пары у нас были в соседних корпусах.
И.Х.: Но в то время, когда мы учились, я нередко сидел в своей аудитории и думал: «Почему на экономическом факультете так весело и шумно?!». Оказывается, там был Ислам. А если серьезно, познакомились мы с ним гораздо позже. После пяти лет обучения я поступил в аспирантуру, на специальность «государственное и муниципальное управление». В один прекрасный день, когда я сидел дома и работал над диссертацией, папа сообщил мне, что набирается курс молодежи для изучения иностранного языка по президентской программе. Условия курсов были таковы: мы должны были изучить за определенный срок английский язык, хорошо сдать экзамен, получить сертификат IELTS (International English Language Testing System), удостоверяющий, что человек отлично знает иностранный язык, а уже потом планировалось отправить лучших за границу на обучение по основной специальности. Я, конечно же, пошел на эти курсы и был одним из «разлагателей» дисциплины…
И.М.: Да-да, не удивляйся, все обманываются его серьезным видом и строгим костюмом. Вторым «разлагателем» дисциплины был я. В общем, там мы и познакомились…
И.Х.: Это было так: сижу я в аудитории, готовлюсь к серьезному обучению, которое мне откроет дорогу в Европу. И тут заходит Ислам, а свободное место было только одно…рядом со мной. Из-за его необычного поведения и стиля одежды я подумал, что он любитель «дополнительных стимулов для веселья» или какой-то преступник.
И.М.: А я решил, что он сотрудник органов. У меня ведь папа милиционер, глаз, как говорится, наметан… Но оказалось – ошибся… Потом, в процессе обучения, наше мнение друг о друге изменилось, и мы нашли очень много общих тем.
- Вы оба хорошо говорите по-английски?
И.Х.: На тот момент английский язык мы знали далеко не лучше всех (смеются). Но при помощи нашей находчивости, запутав педагога, в ответ на ее вопросы, своими песнями и комплиментами на английском языке, мы оба умудрились попасть в самую сильную группу. И там поняли, что угодили в «лингвистическую армию», где были уровнем слабее. И это нас объединило. Потом стали «подтягиваться» в обучении, даже придумывали сказки и анекдоты на английском. В итоге, из-за того, что оба много хохотали, экзамен сдали не очень хорошо. Так или иначе, эту программу у нас в республике «прикрыли», и никто никуда не поехал.
И.М.: Потом мы с Ибрагимом поняли, что находимся на одной творческой волне. И стали придумывать интересные проекты в области журналистики.
И.Х.: Как-то раз ехали в машине, слушали наше местное радио. И решили: «А почему бы не попробовать себя в роли ведущих?!».
И.М.: Нам не хотелось, чтобы эфир был в формате «Европы +». На ум приходило что-то художественное, но в то же время журналистское…с аналитикой.
И.Х.: Уже тогда мы придумали стиль. Решили, что будем говорить весело и интересно о серьезных вещах. И стали с Исламом осваивать программы, в итоге сделали передачу с участием эквадорцев, приехавших в Нальчик.
 И.М.: Так что мы пришли устраиваться на радио уже с готовым «продуктом», а не с просьбой – мол, «научите нас».
- Хороший пример на тему «Как устроиться на работу»!
 И.М.: Да! К тому же на тот момент, когда мы принесли на радио свою первую передачу, Ибрагим уже преподавал в Институте бизнеса экономические дисциплины и параллельно вел колонку в республиканском информационном агентстве РИА «Кабардино-Балкария». А я к тому времени уже успел поработать экономистом на «Телемеханике» и актером Общедоступного театра Мухадина Нагоева.
- Неужели так легко было совмещать?
И.Х.: Как-то удавалось. Мы с Исламом даже записали несколько программ с моими студентами, что было для них неплохой практикой. В итоге постепенно ушел с первых двух работ и остался на радио, так как оно оказалось мне ближе всего.
И.М.: Кстати, нашей первой передачей об Эквадоре мы до сих пор довольны. Очень музыкально получилось и искренне. Мы даже об этой стране не так давно написали неплохие статьи в международный журнал, так как вопрос был глубоко изучен.
- Сейчас, как ни стараюсь, не могу расслышать в вашей речи акцента. Чисто говорите. Так было всегда?
И.Х.: Первое время нам казалось, что у нас совершенно нет акцента, что все идЭально (смеются). Но через год ты слушаешь передачу и ужасаешься: «Я что, ТАК говорил?!»
И.М.: Вот после того, как себя услышишь, начинаешь активно бороться с акцентом. Когда собеседник уже не замечает твоих ошибок, а ты обращаешь на них внимание – это показатель профессионального роста.
- Вы оба хорошо пишете статьи, можете находить «вкусный» материал… Почему не пошли в газету? Возможно, там и не пришлось бы работать над своим акцентом.
И.М.: Хороший вопрос… Если бы нас спросили: «Куда бы вы пошли учиться?», мы бы оба ответили: «На режиссуру!». Ибрагим по духу писатель и режиссер, я – актер и режиссер. Все эти способности можно применять в работе на радио. Здесь мы придумываем интересные сюжеты и любую подводку превращаем в сказку. Нам это нравится!
И.Х.: И, что немаловажно, на радио не видно картинки, это предоставляет возможность для полета фантазии, как при чтении книг. Но мы даем людям другую картинку – звуковую. Вот это магическое совмещение и овладело нашим сознанием.
- Вы многими слушателями воспринимаетесь как одно целое. В творчестве, судя по всему, друг друга хорошо дополняете?
И.Х.: Да, наш дуэт удачно сложился благодаря театральному прошлому Ислама и моей любви к печатному делу.
И.М.: Мы «варимся в одном котле», к тому же «подтягиваем» друг друга. Кстати, мой год работы в театре заметно отличается от года работы на радио, здесь есть весомые результаты в плане саморазвития.
- Я так понимаю, вы настолько хорошо друг друга «подтянули», что стали выигрывать все конкурсы, в которых приходилось принимать участие.
И.М.: Ну да. Наш самый первый всероссийский конкурс мы выиграли с двадцатиминутным сатирическим радиороликом на тему «Мы против коррупции!», который явно отличался от других своим форматом. Все делали программу, связав ее с какими-то конкретными примерами о коррупции, а мы обобщили проблему и превратили ее в большой анекдот. И всем понравилось.
- Тексты пишете сами?
И.М.: Да, мы пишем тексты самостоятельно. Каждый рассчитан минут на десять-пятнадцать, в итоге получается программа на час, так как много комментируем, вставляем музыкальные подводки, звуки.
И.Х.: Иногда такое приходится придумывать, чтобы в записи были слышны какие-то действия и эмоции! Однажды изображали опоздание. Для этого нам пришлось бегать по студии, топать, хлопать дверьми и кричать: «Опаздываееем!». Звукооператоры смотрели на нас, как на сумасшедших.
И.М.: А первое время мы вообще записывались в машине, там был неплохой звук. Но главный редактор радио Марьяна Теуважукова нас от этого отучила.
И.Х.: Мы практически два Федерико Феллини! У него же тоже первая студия была в машине.
- Очень похожи. Как и Феллини, вы успели попробовать себя в разных, но творческих профессиях. Какие СМИ, по-вашему, все-таки сильнее всего воздействует на аудиторию: телевидение, печатные издания или радио?
И.М.: Они все имеют разный уровень воздействия. Чтение дает полный полет воображения, радио «дорабатывает» за тебя атмосферу и характер героев, но ты, так или иначе, воображаешь картинку, а телевидение за тебя делает все.
- Да, на чтение, к примеру, иногда не хватает времени. А радио – своеобразная альтернатива. Его можно слушать и просвещаться, занимаясь, скажем, домашними делами или физическим трудом. Но ведущим нужно уметь передать все так, чтобы человек как будто бы увидел происходящее.
И.Х.: Именно! Здесь нужно говорить и рисовать звуком…
- Вы всегда вместе ведете эфиры?
И.М.: В ежедневных информационно-аналитических эфирах мы чаще всего не в дуэте. В 9.00 и в 15.00, с понедельника по пятницу транслируется наша программа, где мы работаем посменно, либо в трио.
И.Х.: А по выходным идут наши совместные программы: в субботу – в 9.25 и в 17.25 (повтор), в воскресенье – в 9.35 и 17.40 (повтор). Там уже пускаем в ход свою фантазию.
И.М.: Кстати, мы еще ведем свои программы, Ибрагим – «Спорт-Лайн», а я – детскую передачу.
- Ты рассказываешь сказки?
И.М.: Там взрослые люди рассказывают свои истории из детства, в итоге получается поучительная сказка.
- Слушала ваши эфиры по выходным. Поднимают настроение!
И.Х.: Конечно, наши эфиры по будням – это не сплошное веселье, мы затрагиваем и социально значимые проблемы. В информационно-аналитическом жанре у нас, кстати, тоже есть награда, в прошлом году выиграли конкурс «Правда и справедливость» с авторскими передачами «Падающая вода» и «Три кита борьбы с коррупцией».
- По поводу славы. Стать популярным, работая на радио, сложнее, чем если работать на телевидении. Журналистов и ведущих «из телевизора» узнают в лицо, а вас? По голосам?
И.Х.: Скорее по именам...
И.М.: Был даже интересный случай: мы ездили на мероприятие в Нижний Курп, и один дедушка, сидящий за столом, воскликнул после объявления наших имен: «Как-как?! Ибрагим Хаджиев и Ислам Макоев?! Я ваш слушатель!». А главное, что мы заметили, у него в каждой комнате было по приемнику, и все они были настроены на нашу волну. Это приятно!
- Кажется, что вы живете своей работой.
И.М.: Да, я засыпаю и просыпаюсь с мыслью о радио.
И.Х.: Когда человек начинает относиться к работе проще и не воспринимает ее как что-то рутинное, старается, чтобы сделать себя и свой труд лучше, усталость уходит, а работать становится гораздо интереснее.
- Каким должен быть радиоведущий?
И.М.: Он должен уметь не только красиво говорить, но и слушать. Ему не обязательно заботиться о своей внешности, но он должен иметь подходящий для радио голос, желательно низкий. Есть одно негласное правило радиоведущего: «Если голос высокий, делайте его ниже, если же низкий, делайте его еще ниже».
И.Х.: Радиоведущий должен быть не фокусником, а магом… Нужно не обманывать людей, а показывать им всю магию жизни. Еще он должен быть терпеливым энтузиастом, влюбленным в свою работу, ведь союз человека и радио строится только на любви, никак иначе.
И.М.: И еще… Ведущий радио должен понимать, что он вносит огромный вклад в будущее. Ведь когда на Земле настанет «конец света» и, возможно, наша планета вообще исчезнет, а инопланетяне или потомки землян на другой освоенной планете решат узнать что-то о нашем прошлом, единственное, с помощью чего они смогут это сделать, – радиоволны. Так что у радиоведущего есть связь с космосом и важная миссия перед человечеством!

Яна Троян. Фото автора и Татьяны Свириденко.

Свежие номера газет Советская молодежь


05.12.2018
28.11.2018
21.11.2018
14.11.2018